Category: общество

трудоголизм сродни алкоголизму

Я трудоголик! Горделиво заявил менеджер с экрана телевизора, и подогретый своей «престижной» зависимостью бросился перечислять все достоинства своего трудоголизма. И вроде, кажется, что это должно вызвать уважение у смотрящих на него телезрителей, ведь заявил то не просто так, а в прямом эфире утренней программы второго канала, с многомиллионной аудиторией. И вроде трудится много, а у нас таких уважают (по крайней мере внешне, а в глубине души завидуют или ненавидят).  Представляю, как он расстроился, когда услышал мой комментарий о предмете его гордости: трудоголизм – это заболевание, которое нужно лечить!

Очень странная тенденция гордиться дефектом собственной личности. Абсолютно очевидно, что  мода быть трудоголиком пришла к нам вместе с американской культурой бизнеса, которая выжимает все соки, опустошая духовно, психологически и соматически. При всей нужности интенсивного и эффективного  труда, трудоголизм наоборот часто становится не очень полезной тратой времени на труд.  Эффективность труда трудоголика очень сомнительна, т.к. во главе этого труда лежит патологическая потребность ухода от реальности, а не результативность труда. Трудоголизм развивает эгоцентризм, порождает конфликты в семье, в коллективе, если этим коллективом руководит трудоголик. Мерилом качества сотрудника для трудоголика-руководителя является эффект присутствия сотрудника на рабочем месте, например: в пятницу вечером, когда все сотрудники уже едут к своим семьям,  друзьям, а трудоголик руководитель наблюдает за тем, как кто-то из его команды торчит на работе. Это рождает в нем теплые чувства по отношению к такому сотруднику, а для сотрудника это возможность быть замеченным. О содержании труда, естественно речь не идет. Вот так и склеиваются дефектами руководитель и сотрудник и начинает плодиться в компании дефективная корпоративная культура…

Другое дело трудолюбивые люди, они любят и умеют работать, умеют отдыхать и восстанавливаться. Они успешны на работе, у них все хорошо и в семье, потому что на семью есть время. Они управляют собственным временем и работой исходя из многозадачности и разнообразия самой жизни, где есть место работе, семье, друзьям, путешествиям, и добрым делам. Ценности трудолюбивых людей созидательные, а сами они психологически благополучны.

Путь от трудоголика к трудолюбивому человеку лежит через социально-психологическую реабилитацию, и это интересный и самый продуктивный маршрут, способный перевернуть жизнь трудоголика. Трудоголизм необходимо лечить,  а не культивировать, потому что культивировать дефективную жизнь просто глупо и вредно.

Выпуск программы можно посмотреть тут: http://www.utro-russia.ru/video.html?vid=37205


Гомотерапия

Эту историю поведал мне один мой клиент, мне она показалась очень странной, и я провел небольшой опрос в среде своих коллег психотерапевтов.

Николай, назовем его так, обратился ко мне с проблемой сложных отношений с родителями. История его жизни не простая, основные сложности начались тогда, когда он обнаружил у себя влечение к мужчинам. Произошло это в  зрелом возрасте, когда сексуальная ориентация уже относительно сформирована, а после первого сексуального опыта  прошло более 10 лет. Первый сексуальный опыт с девушкой был успешный, (что, к слову сказать, не так уж часто бывает) и Николай, обладая достаточно привлекательной внешностью, пользовался у них успехом. Далее, студенческие годы, тусовки, мимолетные знакомства, краткосрочные отношения, опыт совместной жизни, все это доставляло Николаю удовольствие и он уже строил планы на будущее с обаятельной Мариной.

Марина, кстати сказать, очень нравилась родителям Николая. Она казалась им надежной, заботливой и искренне любящей спутницей, родители всячески поддерживали развитие этих отношений.  А поскольку родители Николая были достаточно авторитарными, то они в свойственной им манере неоднозначно намекали на свадьбу, внуков, счастливую старость и т.д. Эта ситуация немного выводила Николая из себя, он волновался, тревожился, начал избегать контактов с родителями, прикрываясь высокой занятостью на работе. К слову, карьера его развивалась успешно, он мог жить отдельно в хорошей квартире, ездить на хорошей машине и практически не зависеть от родителей финансово.

Его новый сексуальный опыт  возник спонтанно, до этого момента, по его словам, ничего не предвещало интереса к мальчикам. Опустим подробности развития отношений, но в итоге, в жизни Николая появился Михаил. Отношения с Мариной медленно рушились, желание бороться за них было только у Марины и у родителей Николая, которые, кстати, искренне не понимали, что происходит.

В итоге Николай после долгих и мучительных раздумий, рассказал всем своим близким причину, а на следующий день предложил Марине расстаться. Марина была в шоке, видимо, в порыве ярости  поведала ему, что часто притворялась с ним в постели(?), родители настаивали на визит к психиатру, сексологу, психологу, в общем, засучив рукава, принялись спасать сына. Он отказался идти к специалистам и в пух и прах рассорился с родителями, оказавшись один на один со своими чувствами. Ситуация не из легких для психологического благополучия, и через некоторое время, Николай решил обратиться за помощью к психологу с запросом «Как сделать так, чтобы родители приняли меня таким, какой я есть». Казалось бы, очень четкая постановка вопроса.

Визит к первому закончился плачевно, состоялся разговор в духе «давай мы тебя обратно переделаем», как левшей в правшей.

Второй специалист сказал, что Николай болен, его нужно лечить. Был и третий и четвертый специалисты. Напомню, у Николая вполне конкретный запрос:  «Как сделать так, чтобы родители приняли меня таким, какой я есть».

Пятым специалистом оказался я.  Меня радовала наша рабочая динамика, и мы достаточно быстро нашли варианты ответа и механизмы решения  запроса : «Как сделать так, чтобы родители приняли меня таким, какой я есть». Сейчас терапия закончена.

Меня не обрадовало в этой ситуации позиция моих коллег: зачем руководствоваться собственным  контрпереносом и лечить от гомосексуализма, когда у клиента нет такого запроса? Разве это профессионально?

Неужели одни и из базовых постулатов психотерапевта эмпатия и безусловное принятие личности клиента могут так легко рушить контперенос психотерапевта?

Я поговорил с коллегами, посмотрел сайты некоторых из них и обнаружил интересную штуку: некоторые психотерапевты и психологи указывают на сайтах, что они работают с гомосексуалистами. WTF подумал я, и поинтересовался, что за методики они используют. К моему удивлению оказалось, что эта информация означает лишь ТОЛЕРАНТНОСТЬ к гомосексуализму. Ничего специального, просто толерантность. Т.е. « я не брошу в тебя камень, когда ты признаешься мне в том, что мальчик и любишь мальчиков (или девочка и любишь девочек).

Странная история. Мне всегда казалась, что психотерапевт , должен работать с запросом клиента, помогать ему в преодолении сложностей. И если в процессе терапии встанет вопрос о том, что клиент хочет вновь быть гетеросексуалом, то продолжить работу с этим запросом, а не встанет, так и не надо.

В итоге, пока при возникновении запроса на психотерапию у гомосексуалистов, им стоит обращать внимание на то, есть ли в «специализации психотерапевта» толерантное отношение к таким клиентам. Либо, больше ориентироваться на молодых специалистов, которые живут в современном информационном пространстве и системе профессиональных ценностей.